PGM IV.1716—1870. Меч Дардана

Источник: Греческие магические папирусы,  IV.1716—1870
Перевод: Анна Блейз (с)

Джованни Бальоне, "Небесный Амур побеждает земного". Холст, масло, 1602
Джованни Бальоне, «Небесный Амур побеждает земного». Холст, масло, 1602

Меч Дардана[1]: Обряд, именуемый Мечом и не имеющий себе равных в действенности, ибо он тотчас же подчинит и привлечет [к тебе всякую] душу, какую ты только пожелаешь, [1720] если прочтешь заклинание и [скажешь] так: «Я подчиняю [себе] душу такой-то».

Возьми дышащий магнитный камень[2] и вырежи [на нем] Афродиту, восседающую верхом на Психее [= Душе] [1725] и держащую ее левой рукой за перевязанные кудри, а над головой у нее: ахмаге рарпепсей; а под [1730] Афродитой и Психеей [вырежи] Эрота, стоящего на небесной сфере, держащего горящий факел и жгущего Душу. А под Эротом — такие [1735] имена: ахапа Адонайе басма харако Иакоб Иао э фарфарэи. На другой стороне камня вырежи Психею и Эрота, держащих друг друга в объятиях, [1740] и под ногами Эрота — это: ссссссс (σ σ σ σ σ σ σ), — а под [ногами] Психеи: ээээээээ (η η η η η η η η). Сделав резьбу на камне и освятив его, используй [1745] так: положи его под язык, обратись [мыслями] к той, кого желаешь, и прочти такое заклинание: 

«Призываю тебя[3], родоначальника всякого рождения, простершего крыла свои надо всею [1750] вселенной, тебя, неприступного и беспредельного, вдыхающего во всякую душу животворный [1755] помысел, всё приводящего к согласию друг с другом силою своею, — о первородный, основатель всего сущего, златокрылый, черносияющий, помрачающий разумные [1760] помыслы и вселяющий темного овода [страсти], сокровенный и пленяющий исподволь всякую душу! Ты порождаешь незримый огонь, [1765] которым объемлешь всех одушевленных, и он не устает терзать их, но эта мука им в радость, — [и так] с той поры, когда возникло все сущее. Встречаясь [людям], ты приносишь и страдание, когда разумное, а когда и безрассудное, из-за которого люди дерзают сверх должного и прибегают к тебе, черносияющему. [1775] О юнейший, беззаконный, немилосердный, неумолимый, невидимый, бестелесный, родитель овода [страсти], лучник, факелоносец; всякого духовного [1780] чувства [и] всех сокровенных владыка; податель забвения, родоначальник безмолвия, тот, от кого [рождается] свет и к кому возвращается свет; младенец, когда ты рождаешься в сердце, старец, когда достигаешь цели [своей]; я призываю тебя, непреклонный, великим именем твоим: азарахтараза[4] лата [1790] иатал[5], ю ю ю латаи, аталлалаф, иоиоио, аи, аи, аи, аи уериеу, ойаи, легета, рамаи, ама[6], ратагель. О первосияющий[7], ночью [1795] сияющий[8], в ночи ликующий, ночь порождающий, слушай [меня], эрэкиситфэ арарахарара эфтисикэрэ[9] Иабезебут ио, глубинный[10], бериамбо  [1800] бериамбебо, морской, мермергу, сокровенный и древнейший, ахапа, Адонайе, басма, харако, Иаков, Иао, Харуэр, Аруэр, Лаилам [1805], Семесилам, сумарта, марба, карба, менабот, эииа, обрати душу такой-то ко мне, такому-то, чтобы любила меня, чтобы ко мне вожделела, чтобы дала мне то, что может дать [1810][11]. Да откроет она мне, что на душе у нее, ибо я воззвал к твоему великому имени».

И вырежи на золотой пластинке этот меч [1815]:  «Единый[12] Туриэль, Михаэль, Габриэль, Уриэль, Микаэль, Ирраэль, Истраэль[13]. Да будет благой день для этого имени, и для меня, знающего его и носящего [его] на себе. Я призываю бессмертную [1820] и необоримую силу бога. Даруй же мне покорность всякой души, о какой бы я к тебе ни воззвал».

И дай эту пластинку проглотить [1825] куропатке[14]; затем [куропатку] зарежь, а [пластинку] изыми и носи на шее, завернув ее в лист растения, именуемого «прелестный юноша»[15].

[1830] Воскурение, которое одушевляет Эрота и весь этот обряд, таково: манны 4 драхмы, стиракса 4 драхмы, опия 4 драхмы, мирры <4 драхмы>, ладана, шафрана и бделлия [1835] по половине драхмы. Добавив к смеси сочные сушеные смоквы, смешай все с благовонным вином в равных частях и используй на пользу. В работе же первым делом соверши воскурение, и для него используй [эту смесь].

[1840] Соверши также обряд [для обретения магического] помощника, какового изготовь из древесины черной шелковицы. Изготовь его в виде крылатого Эрота в коротком плаще, с выставленной вперед правой ногой [1845] и с полой спиной. И вложи в ту полость золотую пластинку, на которой напиши каленым медным стилосом любое имя[16] [и такие слова:] «Марсабутарте — стань моим помощником, и защитником, и подателем снов».

[1850] И, придя в поздний час [или: после этого] к дому той, кого ты желаешь, ударь в ее дверь [1855] Эротом[17] и скажи [Эроту]: «Смотри, здесь живет такая-то; предстань же перед нею в образе того божества или демона, которого она почитает, и скажи о том, что я замыслил».

Затем, придя к себе домой, [1860] поставь стол, постели чистую тонкую ткань и положи на фигурку [Эрота] цветы, какие цветут в это время года. Затем соверши перед ней воскурение, и повторяй без остановки слова заклинания, [1865] и отправь [Эрота исполнить то, что ты желаешь], и он исполнит [все] безупречно. И когда ты подчинишь [ее себе] при помощи камня[18], в ту же самую ночь он пошлет [1870] сон; ибо в другие [ночи] он занят другими делами.


〈Ξίφος Δαρδάνου·〉 πρᾶξις ἡ καλουμένη ξίφος, ἧς οὐδέν ἐστιν ἶσον διὰ τὴν ἐνέργειαν· κλίνει γὰρ καὶ ἄγει ψυχὴν [1720] ἄντικρυς, οὗ ἂν θέλῃς, λέγων τὸν λόγον καὶ ὅτι· ‘κλίνω τὴν ψυχὴν τοῦ δεῖνα.’ λαβὼν λίθον μάγνητα τὸν πνέοντα γλύψον Ἀφροδίτην ἱππιστὶ καθημένην ἐπὶ [1725] Ψυχῆς, τῇ ἀριστερᾷ χειρὶ κρατοῦσαν, τοὺς βοστρύχους ἀναδεσμευομένην, καὶ ἐπάνω τῆς κεφαλῆς αὐτῆς· αχμαγε ραρπεψει· ὑποκάτω [1730] δὲ τῆς Ἀφροδίτης καὶ τῆς Ψυχῆς Ἔρωτα ἐπὶ πόλου ἑστῶτα, λαμπάδα κρατοῦντα καομένην, φλέγοντα τὴν Ψυχήν. ὑποκάτω δὲ τοῦ Ἔρωτος τὰ ὀνόματα [1735] ταῦτα· αχαπα Ἀδωναῖε βασμα χαρακω Ἰακὼβ Ἰάω η· φαρφαρηϊ· εἰς δὲ τὸ ἕτερον μέρος τοῦ λίθου Ψυχὴν καὶ Ἔρωτα περιπεπλεγμένους [1740] ἑαυτοῖς καὶ ὑπὸ τοὺς πόδας τοῦ Ἔρωτος ταῦτα· 〈σσσσσσσσ,〉 ὑποκάτω δὲ τῆς Ψυχῆς· 〈ηηηηηηηη·〉 γλυφέντι δὲ τῷ λίθῳ καὶ τελεσθέντι [1745] χρῶ οὕτως· λαβὼν αὐτὸν ὑπὸ τὴν γλῶσσάν σου στρέφε, εἰς ὃ θέλεις, λέγε τὸν λόγον τοῦτον· ‘ἐπικαλοῦμαί σε, τὸν ἀρχηγέτην πάσης γενέσεως, τὸν διατείναντα τὰς ἑαυτοῦ πτέρυγας εἰς τὸν σύμπαντα [1750] κόσμον, σὲ τὸν ἄπλατον καὶ ἀμέτρητον, εἰς τὰς ψυχὰς πάσας ζωογόνον ἐμπνέοντα [1755] λογισμόν, τὸν συναρμοσάμενον τὰ πάντα τῇ ἑαυτοῦ δυνάμει, πρωτόγονε, παντὸς κτίστα, χρυσοπτέρυγε, μελαμφαῆ, ὁ τοὺς [1760] σώφρονας λογισμοὺς ἐπικαλύπτων καὶ σκοτεινὸν ἐμπνέων οἶστρον, ὁ κρύφιμος καὶ λάθρᾳ ἐπινεμόμενος πάσαις ψυχαῖς· πῦρ ἀθεώρητον γεννᾷς [1765] βαστάζων τὰ πάντα ἔμψυχα οὐ κοπιῶν 〈αὐ〉τὰ βασανίζων, ἀλλὰ μεθ᾽ ἡδονῆς ὀδυνηρᾷ τέρψει, ἐξ οὗ τὰ πάντα συνέστηκεν. σὺ καὶ [1770] ἐντυγχανόμενος λύπην φέρεις ποτὲ μὲν σώφρων, ποτὲ δὲ ἀλόγιστος, δι᾽ ὃν ὑπὲρ τὸ καθῆκον τολμῶντες οἱ ἄνθρωποι ἐπὶ τὸν μελανφαῆ [1775] σε καταφεύγουσιν. νεώτατε, ἄνομε, ἀνίλαστε, ἀλιτάνευτε, ἀϊδῆ, ἀσώματε, οἰστρογενέτωρ, τοξότα, λαμπαδοῦχε, πάσης πνευματικῆς [1780] αἰσθήσεως, κρυφίων πάντων ἄναξ, ταμία λήθης, γενάρχα σιγῆς, δι᾽ ὃν τὸ φῶς καὶ εἰς ὃν τὸ φῶς χωρεῖ, νήπιε, ὅταν γεννηθῇς [1785] ἐνκάρδιος, πρεσβύτατε, ὅταν ἐπιτευχθῇς· ἐπικαλοῦμαί σε, τὸν ἀπαραίτητον, τῷ μεγάλῳ σου ὀνόματι· αζαραχθαραζα λαθα [1790] ιαθαλ· 〈υυυ〉 λαθαϊ· αθαλλαλαφ· ιοιοιο· αϊ αϊ· αϊ· αϊ ουεριευ· οιαϊ· λεγετα· ραμαϊ· αμα· ραταγελ· πρωτοφανῆ, [1795] νυκτιφανῆ, νυκτιχαρῆ, νυκτιγενέτωρ, ἐπήκοε, ερηκισιθφη αραραχαραρα ηφθισικηρε Ἰαβεζεβυθ ἰὼ βύθιε· βεριαμβω [1800] βεριαμβεβω· πελάγιε μερμεργου· κρύφιε καὶ πρεσβύτατε αχαπα· Ἀδωναῖε· βασμα· χαρακω· Ἰακώβ· Ἰάω· Χαρουήρ· Ἁρουήρ· Λαϊλαμ· [1805] Σεμεσιλάμ· σουμαρτα· μαρβα· καρβα· μεναβωθ· ηιια· ἐπίστρεψον τὴν ψυχὴν τῆς δεῖνα εἰς ἐμὲ τὸν δεῖνα, ἵνα με φιλῇ, ἵνα μου ἐρᾷ, ἵνα μοι δοῖ τὰ ἐν ταῖς [1810] χερσὶν ἑαυτῆς. λεγέτω μοι τὰ ἐν τῇ ψυχῇ ἑαυτῆς, ὅτι ἐπικέκλημαι τὸ μέγα σου ὄνομα.’ εἰς δὲ πέταλον χρυσοῦν τὸ ξίφος τοῦτο γράφε· ‘εἷς Θουριήλ· [1815] Μιχαήλ· Γαβριήλ· Οὐριήλ· Μισαήλ· Ἰρραήλ· Ἰστραήλ· ἀγαθὴ ἡμέρα γένοιτο τῷ ὀνόματι, καὶ ἐμοί, τῷ εἰδότι αὐτὸ καὶ περικειμένῳ, τὴν [1820] ἀθάνατον καὶ ἄπτωτον ἰσχὺν τοῦ θεοῦ παρακαλῶ. δὸς δέ μοι πάσης ψυχῆς ὑποταγήν, ἧς ἂν ἐπικαλέσωμαι.’ καὶ δὸς τὸ πέταλον καταπεῖν [1825] πέρδικι καὶ σφάξον αὐτὸν καὶ ἀνελόμενος φόρει περὶ τὸν τράχηλον ἐνθεὶς εἰς τὴν λεπίδα παιδέρωτα βοτάνην. ἔστιν τὸ [1830] ἐπίθυμα τὸ ἐμψυχοῦν τὸν Ἔρωτα καὶ ὅλην τὴν πρᾶξιν· μάννης δραχμαὶ δʹ, στύρακος δραχμαὶ δʹ, ὀπίου δραχμαὶ δʹ, ζμύρνης 〈δραχμαὶ δʹ〉, λίβανος, κρόκος, βδέλλα ἀνὰ [1835] ἡμίδραχμον. ἰσχάδα λιπαρὰν μίξας ἀναλάμβανε οἴνῳ εὐώδει πάντα ἴσα καὶ χρῶ εἰς τὴν χρῆσιν. ἐν δὲ χρήσει πρῶτον ἐπίθυε, καὶ οὕτως χρῶ. [1840] ἔχει δὲ καὶ πρᾶξιν πάρεδρος, ὃς γίνεται ἐκ μορέας ξύλου· γίνεται δὲ Ἔρως πτερωτὸς χλαμύδα ἔχων, προβεβληκὼς τὸν [1845] δεξιὸν πόδα, κοῖλον ἔχων τὸν νῶτον. εἰς δὲ τὸ κοίλωμα βάλε χρυσοῦν πέταλον κυπρίῳ γραφείῳ γράψας ψυχρηλάτῳ τινὸς τὸ ὄνομα· ‘Μαρσαβουταρθε—γενοῦ μοι [1850] πάρεδρος καὶ παραστάτης καὶ ὀνειροπομπός.’ καὶ ἐλθὼν ὀψὲ εἰς τὴν οἰκίαν, ἧς βούλει, κροῦε τὴν θύραν αὐτῆς [1855] τῷ Ἔρωτι καὶ λέγε· ‘ἰδέ, ὧδε μένει ἡ δεῖνα, ὅπως παρασταθεὶς αὐτῇ εἴπῃς, ἃ προαιροῦμαι, ὁμοιωθεὶς ᾧ σέβεται θεῷ ἢ δαίμονι.’ καὶ ἐλθών σου εἰς τὸν [1860] οἶκον θὲς τράπεζαν καὶ ὑποστρώσας σινδόνα καθαρὰν καὶ ἄνθη τὰ τοῦ καιροῦ θὲς ἐπάνω τὸ ζῴδιον, εἶτα ἐπίθυε αὐτῷ καὶ λέγε τὸν [1865] λόγον συνεχῶς τὸν τῆς ἐπικλήσεως καὶ πέμπε, καὶ ποιήσει ἀπαραβάτως. ὅταν δὲ κλίνῃς τῷ λίθῳ, ἐκείνῃ τῇ νυκτὶ [1870] ὀνειροπομπεῖ· ἄλλῃ γὰρ ἄλλων ἔχεται.


[1] Термин «меч» (ξίφος), судя по всему, служит названием определенного типа магических формул, которые полагалось вырезать на золотой пластинке в форме меча или внутри изображения меча (см. предписание в строке IV.1814). В частности, формулы такого типа, основанные на магических именах, содержатся в классическом трактате «Меч Моисея» (Палестина, 3-я четверть I тысячелетия н.э.). Дардан — в древнегреческой мифологии сын Зевса и плеяды Электры, родоначальник племени дарданов и основатель Самофракийских мистерий.

[2] Вероятно, подразумевается пористый магнетит.

[3] Г. Бец отмечает, что этот гимн Эроту характеризовали как «примечательно изысканный и литературный», и проводит сравнение с орфическим гимном Эроту (№58): 

«Кличу великого, чистого, милого бога Эрота!
Меткий, крылатый стрелок, огневой, летучий, проворный.
Ты и людьми, забавляясь, играешь, и даже богами,
Хитрый затейник, двусущий, имущий ключи, что отверзнут
Равно и недра, и море, небесный эфир, дуновенья
Ветров, — их Рея, родившая все, выпасает для смертных, —
Все, что и Тартар широкий хранит, и шумливое море.
Все это — дом твой, Эрот, и всем этим ты управляешь.
Ныне, блаженный, гряди же на помыслы чистые мистов,
Все побужденья дурные, ненужные, прочь отсылая!» (пер. О. Смыки).

[4] Несовершенный палиндром.

[5] Эти два слова составляют палиндром.

[6] Эти два слова вместе с первой буквой следующего составляют палиндром.

[7] Или: «первоявленный», πρωτοφανῆ.

[8] Или: «являющийся ночью», νυκτιφανῆ.

[9] Эти три слова составляют палиндром. Часто встречающееся магическое слово ηφθισικηρε может быть истолковано как искаж. др.-греч. φθισικηρε (φτιω, κηρ), что, возможно, означает «уничтожающий злых демонов».

[10] Здесь узнаваемые греческие слова βύθιε («глубинный»), πελάγιε («морской») и κρύφιε καὶ πρεcβύτατε («сокровенный и древнейший») вставлены в ряд магических палиндромов. Г. Бец предполагает, что эпитет βύθιε связан с гностическим образом Битоса (Βυθός) — олицетворения бездны и одного из имен верховного божества (Единого). В поздней греческой мифологии фигурируют Битос («глубина») и Афрос («морская пена») — два ихтиокентавра, сыновья Кроноса и нимфы Филиры; на мозаике I—II вв. из Зевгмы (Коммагена) они изображены в сцене рождения Афродиты, поднимающими богиню на раковине из морской пучины.

[11] Букв.: «чтобы дала мне то, что в руках у нее».

[12] εἷς. К. Боннер в «Магических амулетах» отмечает: «Словосочетание εἷς θεός [“единый бог”] в строго религиозном смысле следует понимать как выражение монотеистической веры, и правы те, кто приписывает ему иудейское происхождение. Это выражение было перенято христианами и встречается на многих бронзовых подвесках, главным образом сирийского и палестинского происхождения, на одной стороне которых изображен Святой Всадник с девизом εἷς θεός ὁ νικῶν τὰ κακὰ [“единый бог, побеждающий зло”], а на другой — как правило, какой-нибудь апотропеический символ против дурного глаза. Такие подвески появляются в конце III — начале IV вв. и сохраняются до византийских времен. <…>

Это же выражение было усвоено и языческими религиями — по-видимому, прежде всего в контексте солярного культа, который по своему характеру приближался к монотеистическому, а иногда и становился таковым. Так, слова εἷς θεός вырезаны на оборотной стороне одного амулета из собрания Де Клерка, на лицевой стороне при этом изображено божество с головой, окруженной лучами; этот бог крылат, облачен в панцирь с птеригами и держит в правой руке шар. Формально Петерсон прав в своем утверждении, что эта надпись может и не относиться к конкретному божеству, но представлять собой всего лишь обережную или заклинательную формулу; но подобная осторожность кажется излишней.

Применительно к языческому божеству эпитет εἷς [“единый”] означает великое могущество или превосходство этого бога над прочими и не должен пониматься как указание на монотеистическую веру. В эпоху развитого синкретизма, к которой принадлежат наши амулеты, он также мог напоминать о том, что божество, к которому применен этот эпитет, едино, хотя известно под множество имен, — как Исида из знаменитой молитвы Луция или из “восхвалений”, сохранившихся в различных надписях и папирусах. Выражение εἷς θεὸς Σάραπις [“единый бог Сарапис”] встречается, по-видимому, лишь однажды, но формулировка εἷς Ζεὺς Σάραπις [“единый Зевс-Сарапис”] очень распространена. Иногда такая надпись помещается рядом с изображением головы Сараписа, как на сарде из Британского музея и на свинцовой пластинке из коллекции Борджа; на другом амулете из лондонского собрания она окружает изображение змеи с головой льва, а еще на одном (камея из разноцветных слоев сердолика и халцедона) приведена без сопутствующего изображения. В этом последнем случае за выражением εἷς Ζεὺς Σάραπις следует молитвенная формула ἵλεως τῷ φοροῦντει [“будь благосклонен к носящему (этот перстень)”]. Упоминания у Элия Аристида («Священные речи», 50.50; ср. 47.45; 47.48) показывают, что схожие восклицания могли адресоваться Асклепию — εἷς Ἀσκληπιός или εἷς Ζεὺς Ἀσκληπιός. Несколько εἷς-формул, обращенных к другим божествам (Гелиосу, Митре, Мену, Эону), обнаруживаются в собрании Петерсона» (Bonner, Studies in magical amulets, 175—176).

[13] В этом перечне еврейских ангельских имен последние два слова могут представлять собой варианты имени «Израиль», но не исключено, что «Истраэль» — самостоятельное ангельское имя. Сходное с ним имя ангела «Астраэль» упоминается в «Завещании Соломона».

[14] Ср. «Меч Моисея», 70, где петуху дают проглотить серебряную пластинку, после чего петуха убивают.

[15] Согласно LSJ, название παιδέρως («прелестный юноша») может относиться к нескольким видам растений: каменному дубу (Quercus Ilex), аканту (Acanthus mollis) или кервелю (Anthriscus cerefolium). Последний вариант представляется наиболее вероятным, так как в тексте речь идет не о дереве, а о травянистом растении (βοτάνη, что позволяет исключить каменный дуб), а кервель, в отличие от аканта, использовался в античноcти как афродизиак (Плиний, «Естественная история», XXII.38).

[16] Подразумевается имя жертвы ритуала.

[17] Т.е. фигуркой Эрота.

[18] См. IV.1723—1744.

 

Греческие магические папирусы, IV.1760-1870
Перевод: Анна Блейз (с)

Настоящий перевод доступен по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-NoDerivs» («Атрибуция — Некоммерческое использование — Без производных произведений») 3.0 Непортированная.